Моё отношение к современной моде

Привет, дальневосточники!
Шалом, ближневосточники!


Факт...

Оживлённо было в прошедшую пятницу, 18 мая, в парке израильского города Нацерет-Илита. Там собрались на традиционную встречу свыше трех тысяч биробиджанцев, жителей Израиля. Собрались, чтобы отметить 70-летие Биробиджана и 50-летие Нацерет-Илита. Праздник открыл председатель городского общества выходцев из России, бывший биробиджанец Михаил Гриняков. Он зачитал приветствие мэра Биробиджана Александра Винникова своим землякам. Тепло поздравили собравшихся и мэр Нацерет-Илита Менахем Ариав, первый секретарь российского посольства в Израиле Александр Крюков, депутат Государственной думы России от ЕАО Сергей Штогрин и председатель всеизраильского объединения российских землячеств Михаил Райф. Замечательным концертом закончилась торжественная часть. Выступали бывшие жители России, Украины и Белоруссии, Особенно хочется отметить хор из Беэр-Шевы Михаила Драбкина.
А потом были встречи, воспоминания, фотографирования на память. Многие участники встречи просили через газету поблагодарить ее организаторов и пожелать им моде еще много раз применять на практике накопленный опыт подобных мероприятий.
До новых встреч, земляки.

Владимир РОТЕНШТЕЙН,
председатель негевского объединения
выходцев из Биробиджана, Беэр-Шева

...и комментарий

На северо-востоке, откуда мы ушли...

Владимир ДЕРТКО, Реховот

То, что я увидел в Нацерете, - зрелище не очень веселое. Не знаю, бывали ли вы на
подобных встречах? Но когда большое количество смутно знакомых лиц, и вы с трудом
узнаёте друзей детства - это страшно.
Наверное, поэтому я увидел гораздо меньше биробиджанцев, чем ожидал. Люди боятся печати времени, и постепенно наша община разрушается. И уже наши дети, а тем более - внуки не так живо будут реагировать на слово "Биробиджан". Я думаю, что собравшиеся земляки совершили большую ошибку, не взяв с собой своих детей и внуков. Встреча людей от пятидесяти пяти, особенно тех, кого не видел много лет, - мероприятие не из весёлых, но всё же необходимых.
Я как-то уже писал: "О нем можно рассказывать долго. Это был особенный мир. Не потому, что был мир моего детства. Нет. Биробиджан был городом особой культуры. Как Париж или Одесса. В это трудно поверить, но город, которому всего-то было тридцать-сорок лет, уже имел свой неповторимый колорит. Многие города с многовековой историей не могут этим похвастать.
Лет десять-пятнадцать назад того Биробиджана не стало. И хотя в нем за последние годы появились новые учебные заведения, они не заменяют городу былую недипломированную еврейскую образованность. Это большая и грустная тема сотен биробиджанов".

Жаль, что это рикошетом ударило по нашим детям. Непростительно...
Открытая эстрада в парке, перед ней, под солнцепёком, пара сотен пластмассовых стульев. Часть собравшихся, слушая приветствие гостя, депутата Госдумы Сергея Штогрина, жмётся в тени деревьев, часть уже сформировавшихся в группы "по интересам" рассредоточилась за столами по парку. Дымок тлеющих углей, запахи " аль ха-эш", тосты за Биробиджан...

Здесь нет директоров и работяг, "блатных" и "фраеров". Алия нас уравняла - здесь все просто биробиджанцы.
Вот Павел Евсеевич Линчук, бывший директор станции технического обслуживания "Жигулей". В Биробиджане к моё отношение к современной моде нему на драной козе нельзя было подъехать - очередь на два месяца вперёд, а тут - запросто, обнимаешь, как старого доброго соседа по лестничной клетке. Четверть века назад, принимая в работу мою обшарпанную "копейку", он быстро расставлял все точки над i:
- Масло, фильтры заменим, клапана отрегулируем, в наварную резину, так и быть, "переобуем", а вот шаровые и тормозные шланги не проси. Нет и не предвидится...
И уже зайдя под стоящую на подъемнике мою машину, обращаясь к слесарям, выговаривал:
- Есть, ребята, шофера, есть ездоки, а вот он (кивок в мою сторону - В.Д.) - не шофёр и
не ездок, даже не ездец... Довести машину до такого состояния - надо быть редкостным ездюком...
Откуда-то появлялись новые шаровые опоры, тормозные шланги.
- Ты думаешь, я тебя пожалел? Мне за горожан страшно. Они ж, нетерпеливые, не знают, перед каким корытом дорогу перебегают...
Тут же, в парке, я вижу Сашу Файмана, одного из слесарей Линчука, в 89-м он перебрал двигатель моей "Нивы". Знающие люди ни за что не поверят, но это факт: после обкатки "Нива" легко набирала скорость, от которой "гнулась" стрелка спидометра - сто восемьдесят километров в час!..
А вот Изя Эйгель! В семидесятом он так отрекомендовал меня редактору газеты "Биробиджанер штерн" Корчминскому:
- Этот парень снимает лучше меня.
Наверное, для Наума Абрамовича Корчминского это было той рекомендацией, после которой он просто обязан был взять меня в штат редакции, где я проработал десять лет. Снимать "лучше, чем Изя" и снимать для газеты - далеко не одно и то же. Изя, первый из моих наставников, ввёл меня в газетное ремесло, а в случае моих неудач всегда прятал от редакционного начальства за свою широкую спину.
- Это ж не по телефону информации собирать, авторские материалы организовывать. Каждый снимок требует личного присутствия, определённых условий, а главное - времени. Попробуйте сами всюду успеть - сегодня Амурзет, завтра Облучье, послезавтра Приамурская. И на первую полосу дай, и про четвёртую не забудь, и редакционное задание выполнить, а ещё надо вернуться в редакцию и всю эту кучу отснятого материала обработать, и ничего не напутать...
Начальство что-то бурчало про время, которое поджимает, про то, что нужна была панорама, а я выдал вертикальный снимок, про недостающие двадцать строчек, но с Изей всегда соглашалось и постепенно отходило. А Изя, царапаясь в закрытую дверь фотолаборатории, мне вполголоса:
- После того, как накормишь снимками этих кашалотов, спустись в столовку, тебя там будут ждать - я договорился...
Так часто бывает: с виду грозный и недоступный, а начнешь общаться - добрейший человек! Таков бывший первый заместитель мэра Биробиджана, бывший управляющий трестом "Биробиджанстрой", а ныне простой еврейский пенсионер Яков Самуилович Лифшиц. В той жизни, хоть и виделись мы часто, общаться нам не приходилось - не было повода. Я знал, что есть такой Лифшиц, он, наверное, если читал газеты, знал, что есть такой фотокорр В.Дертко. Но как-то раз друзья затащили меня в баню, где я и познакомился с Яковом Самуиловичем. Ах, какая это была баня! Какие ребята там собирались! Это был регулярный пятничный ритуал с постоянной небольшой компанией приятных людей, куда я "прописался" почти на десять последних в России лет. Тут были врачи, строители, коммунальщики, железнодорожники, сантехники, офицеры и музыканты. Душа компании и её непререкаемый в банных делах авторитет - Яков Лифшиц. Ох, как он парил! Глядя на его шарообразный обнажённый торс с двумя дубовыми вениками в руках над распластанным на пологе телом, на то витиеватое волшебство, которое он этими вениками выделывал, можно было представить, что, как минимум, ты находишься в зале Большого театра, на представлении знаменитого балета.
- Полковшика, - командовал Яков Самуилович, - ещё граммульку, ещё...
Пар плавно достигал критической отметки, пропитывая тела влажным жаром. Насквозь. До последней косточки.
- Ещё немного, ещё капельку...
- Да пошёл, ты, Яша...
Тело скатывалось с полога, мощно било плечом в дверь парилки и с весёлым матом красным комом плюхалось в бассейн с холодной водой.
- Слабак, - констатировал Яков Самуилович. Не торопясь, он с деланой медлительностью
выходил из парилки и так же нарочито медленно опускал своё цвета спелого помидора
тело в бассейн. Повинуясь закону Архимеда и ещё какому-то закону физики, вода
переполняла края бассейна и закипала...
Слава Богу, Яков Самуилович почти не меняется, наверное, потому, что мы часто общаемся.
Ба, Яша Дехтярь! Врач-рентгенолог, капитан городской команды КВН. Вот с кем я давно не общался и кого особенно хотел видеть. Наши мамы долгое время работали вместе в детской больнице, на Яшиного отца дважды приходила похоронка, а он, вернувшись с фронта, не зная, что на двух братских могилах золотом выбито его имя, тихо занимался исконно еврейским ремеслом - стриг и брил биробиджанских мужиков. Власти тех мест потом часто приглашали его на юбилеи Победы, предлагали убрать его имя из скорбного списка. Дядя Рома отказывался.
- Я уж тут, с ребятами, если можно...
Между нами вклинивается мой одноклассник Мишка Горелик:
- Ты что как черепаха, все уже беспокоятся. Кутик говорит, что ты по Нацерету блуждаешь...
Мы торопливо обмениваемся с Яшей визитками и я иду к моим друзьям-одноклассникам. С ними я, худо-бедно, общаюсь, а с тобой, Яша, мы больше десяти лет не виделись - так неудобно получилось. Прости.
Я помню, ты когда-то говорил:
- Если я вдруг уеду из Биробиджана, то больше всего буду скучать по нашей сопке...
Яша, я отправляю фотографию биробиджанской сопки вместе с этим текстом и прошу редакцию "МЗ" её опубликовать.
Всё, что могу, Яша.

На северо-востоке, откуда мы ушли,
Остались наши женщины в печали.
Из гавани построенные нами корабли
Уйдут без нас в неведомые дали...

Без карты и компаса,
без флага над кормой,
Без лоции и с пьяным экипажем,
Они под вечер скроются
за штормовою мглой,
И кто-нибудь про это нам расскажет...

А я, скрипя зубами и отведя свой взгляд,
Представлю, как под всеми парусами,
Без карты и компаса,
в чем я так виноват,
летит корабль мой чайкой над волнами...

Фотографии Владимира Дертко,
Владимира Ротбарта
и агентства GalilInfo
http://nazrat-ilit.israelinfo.ru/news/959


ЕВРЕЙСКИЕ ВОПРОСЫ

Встреча Владимира Опендика с читателями на Брайтоне

Марк ГУРЕВИЧ, Нью-Йорк

Бруклинская библиотека на Брайтоне организовала очередную встречу писателя Владимира Опендика со своими читателями. Четыре его книги, объединённые общим названием "Двести лет затяжного погрома", продолжают пользоваться большим успехом среди наших соотечественников. Несмотря на воскресный день, в библиотеке собралось около 50 человек. Автор сделал подробный анализ произведений русского литератора А. Солженицына, выявил в них множество подтасовок и творческой лжи. Речь идёт не только об антисемитской книге "Двести лет вместе", не только о злобной травле нашего народа, но и о его отвратительной человеческой сущности, мнимого оппозиционера советской власти.
Существуют разные мнения: заслуживает ли Солженицын такого пристального внимания, которое уделил ему в своих книгах В. Опендик? Некоторые критики и журналисты считают, что не заслуживает, что он никого не интересует, что время его прошло, вместе с советской властью он навсегда ушёл в прошлое.
Не могу с этим согласиться. Время, конечно, повернуть вспять невозможно. Но современное население России, в том числе русскоязычные иммигранты в Америке, не избавилось от советской ментальности и рецидивов, заключённых в понятии "солжефрения". Об этом феномене написано множество статей и даже несколько книг. Но мне не удалось встретить ни одного автора, который бы так подробно, честно и откровенно, а, главное, пронзительно правдиво и глубоко изучил эту тему, как В. Опендик.
Ценность его книг не определяется только разбором творчества писателя Солженицына, не только анализом антисемитских произведений многих русских классиков, но и оригинальными историческими исследованиями жизни евреев в России.
В своём выступлении перед читателями В. Опендик рассказал о содержании уже поступивших в продажу (книжный магазин "Чёрное море" или у автора) четвёртого и пятого томов новых книг "Двести лет затяжного погрома". Участники встречи слушали В. Опендика с большим вниманием, что вполне понятно, ибо его трактовка исторических событий в России непривычна для бывших советских людей. О русских националистах нечего и говорить. Судя по тем вопросам, которые задавали докладчику, еврейскую аудиторию очень интересовала еврейская тема. Думаю, читателям этой статьи тоже будет интересен диалог читателей с писателем по самым острым вопросам русско-еврейских отношений в России прошлого и настоящего. Вот некоторые вопросы и ответы на них писателя.
ВОПРОС: Вы утверждаете, что евреи не совершали революцию в 1917 году в России. Но разве не Троцкий возглавлял Петроградский Совет и Красную армию, где среди руководителей было много евреев?
В. ОРЕНДИК: Да, евреи были на руководящих постах в правительстве и в армии. Понятие "много" не содержит количественной оценки. В Красной армии, например, 32 еврея дослужились до звания генерала, а в правительстве Троцкий был единственным евреем. Однако участие евреев в русской революции не меняло её русского характера, потому что все эти евреи служили русским интересам и боролись за более справедливое устройство русского общества. Вспомним лозунги революции: "Земля - крестьянам!", "Мир - народам!", "Хлеб - голодным!" и так далее. Февральская революция освободила евреев от русского гнёта, а Октябрьский переворот ничего к этому не добавил. В Красной армии во главе с Троцким служило около 200 евреев-командиров и комиссаров, но по сравнению с десятками тысяч русских командиров это была еврейская капля в русском море. Только бывших царских офицеров в армии было более 30 тысяч. Эта армия никогда не была и не могла быть еврейской ни по своим целям, ни по преобладающему составу. Вторым человеком в Красной Армии, который возглавлял политуправление, был украинец Антонов-Овсеенко. Национальное происхождение евреев не играло никакой роли в их деятельности. Гораздо выше ценились личные способности людей. Подумайте сами, разве кто-либо из русских националистов назвал Российскую империю Немецкой только за то, что в течение 300 лет ею управляли почти чистокровные немцы? Нерусское происхождение многих представителей русской культуры не влияло на оценку их произведений, потому что все они принадлежали именно к русской культуре.
ВОПРОС: Чем отличается антисемитизм царской России и Советской власти?
В. ОПЕНДИК: В царской России антисемитизм был государственной политикой самодержавия, открыто провозглашался и поддерживался всеми слоями общества - от духовенства, царских чиновников до черни. В первом томе моих книг есть специальная глава "Погромная психология", в которой эта тема излагается более подробно, а также названы слои российского общества, которые внедряли погромную психологию в сознание населения. Это, прежде всего, духовенство, царские чиновники, купцы и предприниматели, боявшиеся более сильных еврейских конкурентов, и, конечно, русские писатели. Их доля оказалась наиболее весомой. Многие русские классики оказались примитивными антисемитами. При советской власти официально проявление антисемитизма запрещалось, однако он постоянно поддерживался и подпитывался фактическими действиями властей. Наиболее чётко он проявлялся по команде кремлёвских политиков во время всесоюзных антисемитских кампаний. Например, против вейсманистов-морганистов, против космополитов, против сионистов, против врачей и так далее. Всё население страны хорошо понимало, на кого следует направлять свою ненависть по указке партийных вождей.
Чтобы изжить это позорное явление в России, нужны вековые усилия русской интеллигенции по искоренению национальной ненависти к инородцам. Необходимо также изменить благодушное отношение самих евреев к проявлениям антисемитизма, не прощать антисемитские проявления, а давать резкий отпор. Вряд ли современные евреи в России, Израиле и в Штатах способны реально противостоять антисемитам.
ВОПРОС: Разве среди русских писателей не было приличных людей?
В. ОПЕНДИК: Конечно, были. И не только Короленко, Горький, Лесков. Но их было досадно мало, гораздо меньше, чем антисемитов. Традиционно именно евреи значительно усиливали значение этих благородных людей в русской жизни, выдавая желаемое за действительное. Однако эти люди не имели существенного влияния на общественное мнение.
ВОПРОС: Откуда в русском народе столько ненависти, если сам этот народ ассимилировал множество инородцев?
В. ОПЕНДИК: Скорее всего, от отсутствия собственного национального достоинства, комплекса неполноценности, от особенностей национального характера, от продолжительного исторического периода унижения и зависимости от татарских ханов, от слабости и ущербности русской интеллигенции. Например, личность писателя Солженицына, в котором уживаются комплекс неполноценности и мания величия. Этот человек невероятно злобен, неумён. Однако эти качества нисколько не смущают русских людей, которые называют его классиком и даже пророком. А его откровенный антисемитизм многим пришёлся по душе. Даже некоторые вполне приличные люди делают вид, что не замечают солженицынского антисемитизма.
Встреча с писателем В. Опендиком прошла оживлённо. Читатели не только задавали вопросы, но и выступали сами, сожалели, что время пролетело так быстро. К сожалению, не часто приходится бывать на таких по-настоящему живых встречах, послушать интересного докладчика, выслушать неординарную точку зрения, получить исчерпывающие ответы на любые вопросы.
Пользуясь случаем, хотелось бы отметить, что до сих пор среди некоторых наших журналистов не исчезла тяга к рекламе антисемитов на страницах еврейских газет. Недавно одна здешняя еврейская газета под рубрикой "Сионизм" взялась активно пропагандировать книгу русского антисемита А. Буровского. Сегодня в России сотни русских профессиональных антисемитов занимаются клеветой на еврейский народ. Этой газете хватит такого материала на многие годы.
Хочется выразить благодарность не только В. Опендику, но и организатору встречи, работнику библиотеки Марине Айзенберг за удовольствие, которое нам доставила эта встреча с писателем.

Вернуться на главную страницу

Мазлтов, Циля Клепфиш!

Юрий (Гиль) КРЕМЕР, Петах-Тиква

Нет, пожалуй, такой олимовской семьи, будь то из алии 90-х или алии 70-х, где бы имя Цили Клепфиш (девичья фамилия - Шенкар) не вызывало бы чувства тёплой благодарности за её замечательные радиоуроки иврита. Именно они, эти уроки, помогли нам познакомиться с музыкой языка (это я вам, как профессиональный музыкант говорю). Звучавшие на волне «Коль Исраэль», они помогли нам познакомиться с первыми своими словами, с первыми предложениями, с первыми поговорками на этом древнем и новом для нас языке.
Позднее, уже в Израиле, мы себя не мыслили без передач на волне радио РЭКА с уроками Цили Клепфиш. Её мастерство методики и дидактики оставили глубокий след в наших довольно скудных познаниях иврита… В её приятном голосе всегда чувствовалось обаяние и страстное желание передать радиослушателям знания и любовь к ивриту. Общеизвестно, что наш израильский гимн «Атиква» - самый красивый, мелодичный гимн среди других. Так вот, в одной их своих радиолекций Циля разьяснила каждое предложение, каждое слово нашего гимна, и это явилось очень важным событием в жизни каждого из нас – независимо от того, новые мы репатрианты или старожилы страны. С тех пор наравне с сабрами мы с гордостью поём наш гимн.
Циля Клепфиш достигла такого высокого уровня духовности и любви к своей Стране, к её народу, к его традициям (и что для меня лично очень важно – к идишкайту), что действительно поставила себе памятник нерукотворный. Когда мне позвонил профессиональный композитор Леонид Брустинов и предложил спеть на двух языках (русский и идиш) его песню «Урок иврита», посвящённую Циле Клепфиш, я с удовольствием приступил к этой работе и надеюсь, что к юбилею Цили мы закончим запись диска и этим принесем свой скромный дар к юбилею Цили Клепфиш.
Вместе с нотами песни Леонид Брустинов вложил в конверт письмо, в котором он пишет о Циле, с которой давно знаком. Вот отрывок из этого письма:
«Однажды среди кипы старых газет мне попалось на глаза стихотворение Романа Коуна «Урок иврита Цили Клепфиш».
Стихотворение было напечатано в «Еврейском камертоне» в «Уголке поэзии», который ведёт поэт Фредди Бэн-Натан. Стихотворение привлекло моё внимание, так как с Цилей Марковной нас многое связывало. Дело в том, что мама моей жены Светланы, Юлия Исаевна Карлинская, была давней подругой Цили Марковны, они учились вместе во Львовском университете на факультете русской словесности (две еврейки на «русской филологии»), и с момента нашей репатриации в Израиль (сентябрь 1997 года) мы постоянно общались, бывали у Цили Марковны дома, я играл ей свои сочинения. Она, кстати, очень музыкальный человек, сама музицирует на фортепиано. Слова стихотворения были столь песенны, что появление «Урока иврита» с посвящением Циле Клепфиш не заставило себя ждать.
История получила неожиданное продолжение. После того, как у нас с тобой возник творческий союз, ты меня познакомил с замечательным человеком, поэтессой и переводчицей с русского на идиш Сарой Зингер. Она перевела песню на идиш. Я написал оркестровку и очень надеюсь, что ты споёшь её. Думаю, что Циля Марковна, услышав песню на языке своего детства, будет приятно удивлена. Надеюсь, что песня доставит ей большую радость».
Такова история создания песни, посвященной нашему юбиляру. Но есть ещё одно большое дело, к которому прямое отношение имеет наша Циля Клепфиш. Дело в том, что семья Цили увековечила память евреев Бердичева, расстрелянных в конце сентября 1941 года немцами и местными полицаями. Рядом с Иерусалимом с участием преподавателя иврита Цилей Клепфиш и всей её семьи была организована посадка деревьев, которые стали называться мемориальной Бердичевской рощей. Сюда на Изкор (церемонию поминовения) ежегодно съезжаются бердичевляне. Пройдёт много лет, на месте Бердичевской рощи вырастет большой лес, и сюда всегда будут приезжать люди, чтобы вспомнить своих дедушек и бабушек, братьев и сестёр, погибших в годы страшного Холокоста. Спасибо Циле и её семье за это святое, великое дело!
Циля Клепфиш живет в Израиле около 40 лет. Она не только педагог и лектор, но ещё и прекрасный переводчик с иврита и идиш. Впрочем, она переводила и с английского - «Введение в Кабаллу» и «Каббалистическую астрологию». У также есть (после того, что она всё это провела в эфире) 14 серий, более 300 уроков иврита. Весомым вкладом в культуру нашей страны являются её лекции о праздниках Рош ха-Шана, Суккот, Ханука, Ту би-Шват, Пурим, Песах, Шавуот.
В предисловии к своей книге «Теилим» с Цили Клепфиш она пишет: «Хорошее знание иврита без знакомства с нашей Великой Книгой ТАНАХом, оказавшей огромное влияние на всю современную цивилизацию, просто невозможно, и не только потому, что слова и выражения из ТАНАХа, Талмуда, Мишны составляют примерно 80 процентов любого современного ивритского текста, но и потому, что настрой современного иврита, его «вкус» и «запах» оказали влияние на строй нашей древней культуры, её образность и способ мышления, её взгляд на мир, на природу, на мораль, на человека».
В день юбилея пожелаем Циле Марковне Клепфиш ещё не менее 40 лет плодотворной жизни – в полном соответствии с нашей традицией.

На снимке: Циля Клепфищ дарит свою книгу Натану Щаранскому

Яков Явно:
накануне гастролей в Израиле


Это имя – Яков Явно - у многих на слуху. Потому что поёт он не только на идиш, не только на английском, не только на русском. Он владеет уникальным языком – языком еврейской души. Именно этот язык и привлекает на его концерты миллионы почитателей таланта Якова Явно.
Он родился в Минске, его талант со всей глубиной раскрылся еще в России, где он учился в известной Академии музыки им. Гнесиных, а затем стал ведущим актером Камерного еврейского музыкального театра. В 1987 году Яков был удостоен звания заслуженного артиста России.
После переезда в США в 1990 году Яша продолжает гастролировать и выступать с авторскими программами, идеей которых является не только сохранение музыкальной еврейской традиции, но и интеграция ее в общемировую культуру. Он сыграл главные роли в спектаклях «Черная уздечка для белой кобылицы», «Скрипач на крыше», «Танго жизни». Снимался Явно и в кино, на его творческом счету такие фильмы, как «Закат», «Мир вам», «Выжженная земля», «В субботу я король». А один фильм – документальная лента «Дорога домой» - снята о самом Якове, о его творческих поисках и находках.
В разные годы почитатели таланта Якова Явно могли приобрести его альбомы – «Давайте все вместе», «Тени забытых голосов», «Мост над временем».
Баритон Якова Явно звучал в лучших зала Европы, Америки, России: например, в «Карнеги-холле», в «Линкольн-центре» в Нью-Йорке, в Большом театре и в концертном зале «Россия» в Москве. В нынешнем, юбилейном для Якова Явно году, ему предстоят гастроли по Америке и Канаде, участие в фестивале еврейской культуры в Биробиджане, Москве, гастроли в Азии. Сольный концерт он даст в «Кауфман-холле» в Манхэттэне, примет участие в программе в «Карнеги-холле», в театре Елены Камбуровой. Израильтяне ждут тебя, Яков!

На краю расстрельного рва

Николай КАБАНОВ, «Вести сегодня», Рига

Документальная исповедь Эллы Медалье должна войти в программу наших школ, - говорит в предисловии к книге «Право на жизнь» писатель Леонид Коваль, президент Международного общества истории гетто и геноцида еврейства. Родившаяся в 1913 г. в Тукумсе, окончившая латышскую гимназию и еврейские педкурсы, в дни начала войны Элла заболела и опоздала на последнюю машину, отправлявшуюся в эвакуацию. Молодой женщине предстояло пройти все круги Холокоста.

«В первый же день оккупации поздно вечером к нам постучали. Я открыла дверь. В коридоре, на лестничной клетке, стояла небольшая банда латышей, несколько юнцов лет 16–17. Возглавлял их наш сосед…
Он всегда подобострастно здоровался со мной, уже издалека снимая шляпу. А теперь, бесцеремонно ворвавшись в нашу квартиру, грубо и нагло приказал моему мужу немедленно одеться и следовать за ними — якобы на работу». В ту же ночь Пинхас Медалье, как и многие молодые евреи, способные оказать сопротивление, были расстреляны в Бикерниекском лесу. Элла же после короткой бесплатной работы в больнице «Бикур Холим» на Московской (там вместе с евреями пытались лечить и раненых пленных красноармейцев) попала в страшный особняк организации Perkonkrusts на улице Валдемара, 19 (ныне Министерство культуры).
«Нас вывели во двор и отделили тех восьмерых, кого ночью пьяные бандиты насиловали. Подкатила машина, и им приказали туда влезть. В сопровождении нескольких «перконкрустовцев» девушек увезли на расстрел. Боясь, что все станет известно немцам и их обвинят в осквернении «чистоты арийской расы», эти латышские бандиты поспешили скрыть в земле cледы своей ночной оргии».
Нескольким чудом спасшимся от надругательства и смерти еврейкам приказали отправляться на кухню. В столовой расстрельной команды судьба свела Эллу Медалье с самим Хербертом Цукурсом — бывшим летчиком, а ныне обер-палачом. «Цукурс в те редкие часы, когда он бывал относительно трезв, старался казаться этаким европейским интеллигентом… Узнав однажды, что среди нас есть молодая учительница, жившая когда–то во Франции, он частенько приходил к ней поговорить по-французски, шлифовать свое произношение. Это, однако, не помешало ему позже отправить свою собеседницу на смерть — в яму с остальными».
30 ноября 1941 года Элла Медалье с десятками тысяч рижских евреев оказалась в страшном лесу около станции Румбула. Ей пришлось увидеть, как людей забивали насмерть прикладами, как падали в рвы простреленные полуобнаженные тела. «На меня уставился главный палач - Арайс. Лицо его было по-животному обезображено звериным оскалом, вывернуты губы, он носился от одной группы к другой, был страшно пьян от водки и обезумел от крови. У меня вырвался рыдающий крик: «Es neesmu zidiete! (Я не еврейка!)». Похожая на арийку блондинка Элла Медалье отказалась от своей национальности — сказала палачам, что она латышка и что ее забрали в Румбулу из-за мужа.
Но там же, у рва, происходили немыслимые случаи. Молодая либавчанка отдала в яму своего ребенка, пытаясь спастись сама. Но спустя пару дней по личному приказу главы СС в Остланде Фридриха Еккельна и ее саму расстреляли. А про Эллу генерал заявил: «Мое чувство подсказывает, что она подлинная арийка».
«Расовая экспертиза» проходила в здании штаба СС — там, где нынче расположен Сейм Латвии… На счастье Эллы, ее соседка по Тукумсу Трина Гартмане подтвердила под клятвой «арийское» происхождение Медалье. «Меня поздравили и выдали копию для получения в префектуре арийского паспорта». Арестовали Эллу Медалье летом 1944 года совершенно случайно — хозяин ее жилища был латышским левым, и всех квартирантов забрали в вентспилсскую тюрьму. Потом был этап в Германию, кошмар бомбардировки Дрездена, хаос последних дней войны. В сентябре 1945 года Элла Израйлевна вернулась в Ригу. Ее мемуары вышли в сборнике «И это ты видел» в Нью-Йорке в 1989 году.
Элла Медалье прожила еще 10 лет, но так и не увидела своих воспоминаний, изданных на родине. Латвия предпочитает не смотреть в глаза чудовищ…

У евреев Франции - новый президент.
Не Саркози

Париж, АЕН – 62-летний врач-кардиолог Ришар Праске избран 13 мая новым президентом головной организации французской еврейской общины. Ришар Праске являлся личным советником предыдущего президента Роджера Цукермана, так что для него не представит труда органично войти в новую высокую должность. В своей предвыборной кампании Праске отметил основные направления будущей трехлетней деятельности во главе еврейской общины - борьба с антисемитизмом и антисионизмом, объединение всех религиозных течений и групп, представляющих французских евреев, под одной организационной крышей.

Торговали футболками
русских фашистов

Лондон - Одна из крупнейших английских сетей магазинов модной одежды случайно стала распространителем идей расизма. Некая фирма поставила бутикам футболки, на которых была размещена надпись кириллицей: «Очистим Русь от всех нерусских!». О смысле написанного долгое время никто не имел понятия.
Представители сети магазинов утверждают, что не подозревали об истинном смысле фразы, и думали, что она переводится как «гордись Россией». Все футболки с расистской надписью и изображением двуглавого орла, которые продавались по 12 фунтов, уже убраны с магазинных полок.
Об истинном же значении слогана стало известно только после того, как футболку заметил русскоговорящий сотрудник фирмы. «Как только мы поняли значение, мы решили, что это не та фраза, которую мы хотели бы видеть на наших футболках. Во вторник партия была изъята из магазинов. Однако в пятницу выяснилось, что футболку все еще можно купить через Интернет, но сейчас приобрести ее уже невозможно», - заявил пресс-секретарь компании. Об этой неприглядной истории сообщила лондонская газета «Таймс».

ПАМЯТИ МИХАИЛА ВАЙНАПЕЛЯ

В Тель-Авиве на 87-м году жизни скончался известный деятель нашей культуры на языке идиш Михаэль Вайнапель (Бен-Авраам). 34 года он был редактором и диктором радио «Кол Исраэль» на идиш. Режиссёр и актёр, мастер художественного слова на мамэ-лошн, литератор и журналист, Михаэль Вайнапель внёс неоценимый вклад в дело защиты, пропаганды и развития языка идиш и его культуры. Воспитатель молодых дарований, активный пропагандист идишкайта, Михаэль был одним из лауреатов премии имени Давида Гофштейна. Сын польского еврея-коммуниста, депутата Сейма, проведшего в польских тюрьмах восемь лет и расстрелянного фашистами в 1939 году, сам Михаэль также в 14 лет был осуждён за подпольную работу в комсомоле и после четырёх лет польской тюрьмы освобождён Красной армией в 1939 году. В войну – фронт, затем – тыл, Урал. Уже в Златоусте Вайнапель ведёт работу в Союзе польских патриотов, организует театральный кружок на языке идиш. По возвращении в Польшу организует драматические коллективы на идиш и одновременно учится, обретая профессионализм. Печатается в еврейских газетах. Полвека назад, в 1957 году, его семья, к тому времени уже многодетная, репатриировалась в Израиль. Начинал простым рабочим. Давние связи, тяга к идиш и театральному творчеству привели Михаэля в клуб «Бунда» на улице Калишер в Тель-Авиве. Здесь ему предоставили все условия для создания драматического коллектива. Со временем этот фактически театр поставил около тридцати спектаклей. Одновременно Михаэль участвовал в работе профессиональных театров. В начале 60-х годов Вайнапеля пригласили на радио «Кол Исраэль» в качестве диктора, а затем и редактора блока новостей на идиш. 34 года, вплоть до ухода на пенсию, звучал по радио его голос. Как мастер художественного слова, он популяризировал с эстрады классику и современную литературу на мамэ-лошн. Псевдоним Михаэля Вайнапеля в литературе и журналистике – Бен-Авраам. Десятки статей на темы культуры и искусства он опубликовал на идиш, и не только в нашей стране. Активно сотрудничал Вайнапель с американской газетой «Форвертс», которая вот уже 110 лет выходит на идиш. Каждые две недел


Закрыть ... [X]

МЫ ЗДЕСЬ / Публикации / Номер # 552 / Красный пророк br/ br/ Конкурс по обществознанию 2017 год

Моё отношение к современной моде Протоиерей Андрей Ткачев о браке и семье (ВИДЕО )
Моё отношение к современной моде «Механизм происходящего непонятен» - Форум Бориса Бердичевского
Моё отношение к современной моде Одежда, которая старит и молодит: примеры ФОТО
Моё отношение к современной моде Cached
Моё отношение к современной моде M
Типичный француз (француженка) Французский язык изучение Аллергия на коже у детей: лечение, симптомы, фото Выбираем и покупаем подарок на удачу Действие желатина на волосы Идеи от Артфото, что подарить важному человеку даже без повода Как сшить блузку из шифона своими руками Пословицы неотъемлемая часть культуры любого народа Прыщи на спине и плечах: причины и как от них избавиться Список одежды для новорожденного на осень и весну: сколько нужно покупать